Авторизация

Логин
Пароль
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Фактом авторизации Вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения.

«Тебе голову отрежут»

Cегодня из государственного бюджетного (областного) образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Детский дом №4» им. М. Горького, что в селе Павловка Добринского района, сбежали два мальчика и две девочки. Двое подростков, 13-летняя Оля Нестерова и 14-летняя Алина Оглы, рассказали GOROD48 о причинах «рывка» на волю.

b5f5e235f917ab129dfa7b6959e9a6ce.JPG


Уголовная терминология весьма уместна, когда речь идет о российских детских домах. И там и тут – казенные дома. И там и тут – контингент. В зонах – уголовники с наколками, в детдомах мальчики и девочки с синими точками на пальцах. И у тех помывка раз в неделю, и у этих, добринских, баня по четвергам. И там и тут задача не воспитать, а перевоспитать. И осужденные за преступления взрослые, и брошенные родителями дети – субкультура. И те и другие обостренно реагируют на несправедливость, пусть и специфически понимаемую в каждом отдельном случае. Но если взрослые в ответ на то, что они считают злом, чаще «вскрываются», чем бегут, то мальчики и девочки, к счастью, чаще бегут, чем режут себе вены…

Алина Оглы (несмотря на азербайджанскую или цыганскую фамилию, эта девочка славянской внешности) и Оля Нестерова при встрече с корреспондентом уходят в себя. Они натягивают рукава своих кофт на кисти рук, пряча в них свои кулачки с синими точками, а потом скрещивают руки на груди. Потом, постепенно привыкая к взрослому человеку не их круга, постепенно, по одному, как розовые бутоны, открывают постороннему лепестки своих душ.

- Ребята хотели убить собаку директора, но я сказала: «Смысл ее убивать, она же ни в чем не виновата».



Так Алина заканчивает рассказ о том, как Виктор Серафимович Васильев, директор их детдома, приказал каким-то людям в оружием убить ощенившуюся суку, которая нашла себе приют в строениях детдома (старый корпус, в котором при царе жил помещик, превратился в руину, где и нашла себе место собака). Дети успели спрятать щенков, но занести их в жилой корпус не вышло, поэтому двое умерли на улице от холода, а еще одного убил их жестокий товарищ. Сначала подростки предъявили директору претензию насчет того, что он в своем доме (который находится на ближайшей к детдому улице села) завел себе собаку, а им в животине отказал, а потом захотели в отместку ее убить.



По словам сбежавших девчонок, директор невзлюбил их в первый же день, когда после летнего отдыха их перевели в Павловский детдом из Грязинского, где находятся дети с задержкой психического развития. Конфликт возник из-за розеток – директор отключил электричество в комнате, куда поселили Алину и Ольгу, а девчонкам был нужен свет, как они говорят, для зарядки мобильных телефонов.

Потом возникла новая стычка, на этот раз из-за отключения света в комнате (детдом устроен так, что свет в спальнях воспитанников включается из коридора, и в 22.00, в отбой, электричество выручают). Алина говорит, что трое соседок были не против того, чтобы у них свет горел до 11 часов вечера. Ей требовалось время на творчество: девочка пишет стихи в стиле «рэп» о жизни в стенах казенного дома. Но директор пошел на принцип и для Алины не сделал исключения из устоявшихся за более чем 20 лет руководства им детдомом правил. Потом кто-то украл у девочки плеер с «минусовками», на которые она писала стихи, и вытащил из ее тумбочки листы с текстами.

У Алины на ее телефоне сохранилась единственная запись ее песни.

– У меня была подруга, – объясняет она причину появления песни. – Ей ужасно нравился один мальчик. Но он ее поматросил и бросил. Тогда я написала песню, чтобы до него дошло, какой он.

Девочка включает телефон. «Обмани меня, я этого обмана жду…» Это мы, взрослые, пожмем плечами и скажем расстроенной дочери-школьнице, что «он был тебя не достоин» и что «в твоей жизни еще будет настоящая любовь». Но подруга Алины – сирота. Ей никто таких слов не скажет. И мальчика этого она не сможет выбросить из сердца, так как он постоянно на глазах. Да еще с недавней подружкой, теперь ненавистной соперницей.


– И что, до него дошло? – спрашиваю.

– Дошло, – расплывается в улыбке Алина. – Он к ней вернулся.

Вора алининых песен не нашли, но директор объявил воровкой ее, заявив при других детях, что она украла у какой-то девочки нижнее белье!

Не надо быть психологом, чтобы понять: обвинение такого рода для закрытых коллективов, пусть детского, не говоря уже о взрослом, вызывает выброс адреналина. Тем более, что директор не привел никаких доказательств (и ему ли не знать, что у детдомовцев многие вещи общие, кроме трусов?) Но если взрослые могут сладить в таком случае со своими эмоциями, то 14-летний подросток – нет. И вот уже она говорит 64-летнему директору «ты» и едва не кидается на него в драку. «Базар», понятно, в такие моменты «не фильтруют».

… Алина Оглы не знает родителей. От нее отреклись еще в роддоме. В 4-летнем возрасте девочку удочерила семья из Данкова, ребенка которого насмерть сбила машина. Девочка вспоминает, что ее тут же стали водить в бассейн, в музыкальную школу и в хореографический кружок. Очевидно, так приемные родители проявляли к ней свою любовь. Но Алина, зная, что удочерена, в такой заботе увидела подвох. Она считает, что ее учили петь и танцевать для того, чтобы на ней зарабатывать (эту девочку, победительницу различных детских конкурсов, должна знать вице-губернатор Людмила Куракова). Однажды она сильно простудилась, но в это время как раз должен был быть очередной конкурс. Алина отказалась в нем участвовать, и мама, как она говорит, пригрозили вернуть ее в детдом. В 13 лет девочка решила проверить, любят ли ее приемные родители, и перестала посещать кружки. И ее сдали в детдом.

– Я как-то сказала маме, что она вместе с погибшим ребенком она похоронила свое сердце и свою доброту, и она мне влепила пощечину.

И, через паузу: «Зачем человека берут? Чтобы отдать его обратно?»

Как все ее сверстники, Алина ненавидит предательство. Она считает себя обманутой дважды (однажды она попадала на «просмотр» в потенциальную приемную семью, но что-то там не срослось). В отличие от других детдомовцев, которые никогда не жили вне стен казенных домов, она оказалась с характером. Легендарный Макаренко как раз на таких «ершистых» и делал ставку в своем детском доме, и те не подводили ожиданий педагога. Но директор Васильев постарался перевоспитать, как он сказал GOROD48, эту девочку, по-своему.

Методы Виктор Серафимович, как рассказывают девочки, выбрал странные. Например, запугивал Алину психбольницей в Плеханово (в детдомах региона активно пользуются психиатрией для лечения склонных к бродяжничеству сирот, которых часто после лечения отправляют в детдома для детей с ЗПР). Или говорил, что такие непутевые, как она, могут только тряпками махать, так как не способны ни на что большее. А Алина уверена, что сможет после детдома писать песни и музыку (у ее подружки Ольги, мать которой лишили родительских прав, мечты более приземленные – она хочет стать парикмахером, выйти замуж, родить детей). Как-то директор вызвал полицию, настоял на допросе Алины, которую назвал воровкой, в ночное время, и ее действительно увезли в Добринский райотдел за полночь. Оскорблением Алина считает и то, что в их спальню, когда девочки готовятся ко сну или уже лежат в кроватях, директор входит без предупреждения, чтобы сказать им, что они – бестолочи.

Вчера девочки вышли за ворота детдома. Алина и Ольга говорят, что прогулять. За ними бросился директор, сбил Алину с ног, зажал ее коленями. Девочка успела включить на телефоне функцию записи (я располагаю копией). На ней слышно, как директор велит ей, как собаке: «Лежать»! А вот и еще несколько фраз Васильева, которые ставят под сомнение занимаемую им должность: «Никаких пап и мам у тебя не будет», «Ты еще побегаешь – и в Плеханово!», «У нас таких дураков знаешь сколько!», «Время показало, что ты – ненормальный человек», «Тебе голову отрежут». Понятно, что и девочка проявляет норов:

– Ты че меня бьешь? Ты какое право имеешь? Как тебя такого земля еще носит? Бог все видит!

И вот сегодня из Добринского детдома сбежали сразу четверо: вместе с Алиной и Олей еще и 14-летние Никита Жемчужников и Роман Тарасов. В их планах – обращение в полицию с жалобами на директора детдома Васильева. Примечательно, что дети не «расшатывают режим» – им любы и милы воспитатели и педагоги. Ненависть они питают только к одному человеку – Виктору Серафимовичу.

Самого директора в детдоме я не застал. По телефону выяснилось, что он – в Липецке. Со мной времени встретиться он не нашел: то он был занят в администрации области, то обедал, то ходил ставить куда-то какие-то печати.




P.S. Как стало известно GOROD48, сбежавшие дети разыскали в Липецке своего хорошего знакомого, не раз оказывавшего помощь детям-сиротам. Тот вместе с беглецами отправился в УМВД РФ по Липецкой области, где написал заявление о привлечении директора детдома Васильева к уголовной ответственности за жестокое обращение с детьми, приложив аудиозапись вчерашнего разговора с ним Алины Оглы. Копию этой же записи он отправил Ираиде Тихоновой, детскому областному омбудсмену.


Лара (гость)
18.10.2013 18:02:10
Дай Бог, чтобы эта история была с хорошим концом.Детей очень жалко,хлебнули горя столько-сколько не каждый взрослый хлебнет.
гость (гость)
18.10.2013 18:43:17
Игорь! Есть в области наблюдательная комиссия. Возглавляет ее Марк Гольдман. Они имеют право проверять условия жизни в интернатах и привлекать прокуратуру. Думаю, что Вам надо ему позвонить и действовать совместно. Если эта Ваша заметка не пиар, конечно.
↓ показать все комментарии