Авторизация

Логин
Пароль
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Фактом авторизации Вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения.

Явка с повинной, которой отказали в вере

В этот понедельник GOROD48 сообщил о том, что полицейский из Волово Дмитрий Коровкин, спасая облитых негодяем бензином его жену и ребенка, ценой своего здоровья обезвредил преступника. А в это время в ИК-3 Ельца мотает 19-летний срок другой поджигатель, 65-летний Анатолий Демчев, заявляющий о своей невиновности в убийстве своей падчерицы и ее сожителя.

Еще со времен древнего Рима добровольное признание вины считалось царицей доказательств. Отбросив иронию на этот счет, связанную с инквизицией и 37-м годом, согласимся, что явка с повинной человека, которого даже не подозревают в совершении преступления, делает излишними все иные доказательства по делу, улики и следственные действия. Однако произошедший в Данковском районе случай свидетельствует, что порой и такой документ не является основанием для правоохранительных органов в установлении истины...

У Анатолия Демчева, отбывающего 19-летний срок заключения за убийство своей падчерицы Лилии Шерстяных и ее сожителя Александра Долгова путем поджога, в следующем, 2013 году, подходит срок условно-досрочного освобождения. И, как уверила GOROD48 администрация елецкой ИК-3, где отбывает наказание имеющий 15 поощрений 65-летний осужденный, все шансы выйти на свободу по отбытии двух третей срока у него есть. Кажется, Демчеву только и остается спокойно досидеть несколько месяцев, а потом получить вольную, но дед вот уже больше года живет другой мыслью — полным оправданием в преступлении, за которое мотает такой немалый срок.

— Весной прошлого года по таксофону я разговаривал с Анной Демчевой, женой своего родного брата, живущей в селе Спешне-Ивановка Данковского района, — говорит Анатолий Демчев, с которым мы встретились в ИК строгого режима. — Она сообщила мне, что общалась со свидетелем по моему уголовному делу Сергеем Гвоздевым. Тот, мол, сказал, что ему жалко меня, что он говорил неправду по тем обстоятельствам, по которым я сижу в тюрьме. Гвоздев раскрылся, что оговорил меня по просьбе моей бывшей жены Валентины, которая посулила ему денег и мяса, если он даст нужные против меня показания. Что Демчев, мол, накануне поджога ее дочери и ее сожителя брал у него ведро под бензин...

Из приговора Липецкого областного суда от 1 марта 2001 года по обвинению Анатолия Демчева в преступлениях, предусмотренных п.п. «а», «д», «е» ч.2 ст. 105 УК РФ:

«Так, допрошенный в качестве свидетеля Гвоздев С.П. Показал, что вечером 02 августа 2000 года к нему домой пришел в сильной степени алкогольного опьянения Демчев А.И., нос у последнего был припухшим, под правым глазом просматривался синяк. Демчев попросил его приготовить «чифир». Пока он готовил чай, Демчев ушел от него и через некоторое время приехал на мотоцикле с коляской. Он привез варенье и огурцы. Во время чаепития Демчев рассказал ему, что поссорился с женой, но причину ссоры не говорил. Выпили чай, покурили и примерно через час последний ушел. По просьбе Демчева он дал ему ведро под бензин. Демчев пояснил ему, что «он сейчас сусликов в норе будет выжигать, как в молодости». После ухода Демчева он лег спать. Около 2 часов ночи его разбудил Дорофеев Николай и сообщил, что горит дом Хабарова. Вместе с другими соседями он помогал выносить вещи из дома. Демчева Валентина и ее внук рассказали ему, что Демчев поджег дом. Он (Гвоздев С.П.) участвовал в осмотре места происшествия в качестве понятого. В ходе осмотра Шерстяных Владислав показал на обнаруженное ведро и сказал, что из этого ведра Демчев полил бензином его мать и отца. В обнаруженном ведре он опознал свое ведро, которое ночью давал Демчеву А.И.».

— ...Гвоздев сказал моей невестке, что если бы ему ничего за это не было, то он сказал бы органам правду, — продолжает рассказ о своем телефонном разговоре Анатолий Демчев. — Когда я об этом узнал, у меня появилась надежда на пересмотр уголовного дела, ведь я всегда заявлял о своей невиновности. По моей просьбе Анна сказала Гвоздеву написать явку с повинной. Он ее написал и отправил в Данковский межрайонный следственный отдел Следственного управления СК РФ по Липецкой области. Однако никакого расследования по вновь открывшимся обстоятельствам проведено не было.

На самом деле проверка проведена была. Вот только на допросе в Данковском подразделении СУ СК РФ по Липецкой области Сергей Гвоздев пошел на попятную. Мол, текст явки с повинной писал не он, а Анна Демчева, а он ее только подписал, так как не знал о последующих правовых последствиях. И следователь явку с повинной забраковал.

— Да, окончательный текст явки с повинной Гвоздева писала я сама, — рассказывает GOROD48 Анна Демчева. — Это была единственная возможность изложить показания полуслепого односельчанина с ужасно корявым собственным почерком. Своими нечитаемыми каракулями он испортил несколько листов бумаги, и мы решили, что его показания я напишу сама, а нотариус удостоверит, что явка с повинной написана Гвоздевым добровольно, и он находится в здравом уме и твердой памяти. Однако нотариус нам отказала, мол, такого документа в своей практике она никогла не составляла, и нам пришлось послать то, что я написала о слов Гвоздева, а тот подписал, заказным письмом в Следственный комитет.

Казалось бы, о чем тут сыр-бор? Если бы даже и выяснилось, что Сергей Гвоздев, спешне-ивановский алкаш, и оговорил Анатолия Демчева по просьбе его бывшей жены Валентины, то в чем ценность его показаний? В ведре, которое он не давал Демчеву?

Но в том-то и дело, что приговор Демчева (имеющийся в редакции GOROD48) построен на показаниях трех человек — того же Гвоздева, а также Валентины Демчевой и ее внука Владислава Шерстяных, тогда 10-летнего пацаненка. Валентина Демчева после трагедии уехала на свою родину в Барнаул, где недавно умерла. Явка с повинной Гвоздева выбивала из приговора второго свидетеля обвинения. А кто бы остался? Ребенок?

«Адвокат Дьявола», как со времен средневековья называют придирчивых оппонентов, сказал бы о том, что алкоголик Гвоздев просто пошел на поводу у прожженного зэка Демчева, в биографии которого этот 19-летний срок — пятая судимость. Ибо еще Стендаль в «Пармской обители» сказал, что «тюремщик думает о своих ключах меньше, чем арестант о побеге». Побег из елецкой «тройки» для зэка-пенсионера невозможен. Но можно при современных средствах связи, как легальных (таксофон в колонии), так и нелегальных (сотовый телефон) надавить на свидетеля. Запугать или что-то посулить. А когда Гвоздев струхнул или же захотел подзаработать, у Демчева появился легальный способ освободиться, да еще и получить денежную компенсацию за незаконно постановленный приговор.

Не будем, конечно, сбрасывать этот аргумент со счетов. Но вот что примечательно: корреспонденту GOROD48 о трагических событиях ночи 2 августа 2000 года Анатолий Демчев рассказал все так, как записаны его слова в приговоре. То есть не добавил ровным счетом ни одного факта, который бы не был известен двум следователям прокуратуры Липецкой области — Олегу Камахину и Николаю Хлустикову — проводившим тогда предварительное следствие по делу Демчева.

Анатолий Демчев кажется человеком, списанным с деревенских рассказов Шукшина. Три его судимости — 1969, 1973 и 1983 годов — это «хулиганка», драки «за справедливость». Еще одна, 1977-го, — из того же разряда, но с более серьезными последствиями: в ходе ссоры, заступаясь за свою сожительницу, он 9 раз пырнул соседа кухонным ножом, которым резал продукты к празднику, Дню Великой Октябрьской Социалистической Революции. Тот выжил, но Демчев сел на 6 лет.

С 1985 года у Демчева началась мирная жизнь. В Барнауле он сошелся с Валентиной, воспитывающей дочь Лилию, стал хорошо зарабатывать. Супруги получили трехкомнатную квартиру, построили двухэтажную дачу, обзавелись автомобилем. В 90-х, после развала Советского Союза, падчерица, родив ребенка, решила жить отдельно. Демчевы разменяли свою «трешку» и ушли в однокомнатную квартиру, наделив дочь и внука «двушкой». Однако Лилия продала подаренное ей жилье, вложив деньги в торговлю продуктами питания, но прогорела, так как не имела деловой хватки, а больше со своим сожителем Александром Долговым любила разгульную жизнь. «Дочь-проходимка», как называет ее Демчев, промотала и деньги, полученные от продажи дачи и гаража.

В начале 2000 года Демчев привез жену на свою родину — в Данковский район. Они сняли у жителя Москвы Хабарова домик в поселке Пролетарский, стали присматривать жилье, которое могли бы купить на средства, полученные от продажи квартиры в Новоалтайске. И тут к Демчевым свалились, как снег на голову, нежданные родственники и заявили, что будут жить с ними. Понятно, что Анатолию Демчеву, устроившемуся водителем в местный сельхозкооператив, терпеть нахлебников не хотелось, и он стал часто скандалить с Лилей и Александром. Как это часто бывает, жена Демчева в конфликтах становилась на сторону своей кровинушки.

Очередная ссора закончилась трагедией. Выпивший после окончания работы Демчев, придя домой, сцепился со своими родственниками. Крепко получив от зятя по морде, ушел к соседу Гвоздеву. Там, напившись чифира, захотел застрелить обидчика из своего переделанного под боевые патроны газового пистолета. Потом передумал и решил просто отходить зятя по ребрам. В темноте подошел к своему дому, подобрал стоявший у двери черенок от лопаты. Чтобы выманить Долгова из дома на улицу, швырнул кирпич в окно. Зять, действительно, вышел на веранду, но, очевидно, предчувствуя неладное, порог дома не переступил. По словам Демчева, Александр схватил стоявшую в веранде 5-литровую канистру из-под гербицидов, заполненную бензином (горючее для своего мотоцикла Демчев потихоньку таскал с производства, сливая его в специально припасенную в огороде металлическую бочку), и стал плескать на него ее содержимым. Тут на свою беду на веранду выскочила Лилия и вдруг их всех троих охватило пламя.

Демчев, у которого было сожжено 10% тела, выжил. А вот его падчерица и ее сожитель от ожогов умерли. Нет ничего удивительного, что в такой ситуации жена Демчева Валентина встала на сторону погибшей дочери. Могла ли она попросить их соседа Сергея Гвоздева стать лжесвидетелем? Вполне!

Впрочем, как мы уже говорили, Данковское подразделение СУ СК РФ по Липецкой области отказало Гвоздеву в его явке с повинной. Тогда Демчев обратился в Данковский городской суд с жалобой на отказное постановление. Там решили, что показаниям Гвоздева нет веры, и оставили жалобу заключенного без удовлетворения. Постановление Данковского суда Демчев оспорил в областной инстанции. Из Липецка жалобу осужденного вернули на новое рассмотрение в Данков, где другой судья снова отказал Демчеву. А в июле нынешнего года судья уже Липецкого областного суда Геннадий Бурков отказал Демчеву в удовлетворении его надзорной жалобы на отказное постановление Данковского городского суда. Круг замкнулся.




Анатолий Демчев все же верит, что его уголовное дело может и должно быть пересмотрено. Считает, что, найдись хороший адвокат, у него появились бы все шансы на освобождение и последующую реабилитацию. Однако вот какая закавыка: первый следователь по его уголовному делу Олег Камахин теперь является руководителем Данковского МРСО СУ СКП РФ по Липецкой области, второй — Николай Хлустиков — заместителем прокурора региона. Кто из таких «шишек» позволит кому ворошить прошлое, копаясь в обстоятельствах пожара 12-летней давности, в котором погибли люди, и по которому уже есть давным-давно вступивший в законную силу приговор?


Троян (гость)
21.08.2012 15:01:53
А что, Игорь, разве не стоило побеседовать с Гвоздиковым за парой рюмок чаю под видеокамеру, да ещё и при свидетелях?  Вот и была бы сенсация.
Гость (гость)
21.08.2012 15:45:35
А чего Вы хотите? Четыре судимости - все бытовуха. Был поджог, не было поджога....
Вы как считаете, суд присяжных его бы оправдал?
Вот в том то и дело.
земляк (гость)
21.08.2012 17:28:03
Сложная ситуация! Но разбираться надо, обязательно надо!
↓ показать все комментарии