Авторизация

Логин
Пароль
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Фактом авторизации Вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения.

Кидалово с попадаловом

Жительнице Чаплыгина продали как объект капитального строительства с земельным участком помещение-времянку. Когда же женщина обратилась в суд с иском о признании сделки купли-продажи ничтожной, магазинчик сожгли. Правоохранительные органы, нотариат и Фемида закрыли на все глаза.




Людмила, мать двоих детей, в августе 2010 года связала себя узами Гименея с Дмитрием Мозгуновым. После загса тот сообщил жене, что неплохо бы заняться торговлей, для чего стоит купить торговый павильон, совмещенный с автобусной остановкой, находящийся в паре сотен шагов от места жительства их семьи. Дмитрий сообщил, что этот магазинчик как раз продает житель их городка Михаил Панкратов за 1,5 миллиона рублей. Обдумав предложение, Людмила согласилась.


При разговоре с Панкратовым, бывшим майором местного РОВД, супруги выяснили, что тот не прочь продать им павильон даже в рассрочку. Продавец и покупатели ударили по рукам, договорившись о том, что 500 тысяч рублей Мозгуновы заплатят сразу, а миллион отдадут через год. По предложению Панкратова предварительный договор купли-продажи был оформлен у нотариуса Тамары Войненковой (заключая сделку, продавец передал покупателям техпаспорт на павильон и выписку из Единого госреестра объектов капитального строительства). Вот этот документ.







В павильоне Мозгуновы торговали продуктами питания и канцтоварами. Через год, в сентябре 2011-го, стороны встретились у нотариуса Войненковой для окончательного расчета. Та составила договор купли-продажи, в котором на основании выписки из Единого госреестра объектов капитального строительства, выданной Чаплыгинским отделением Липецкого филиала ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ», была указана инвентаризационная стоимость объекта, а также разъяснила покупателям положения Гражданского и Земельного кодексов РФ, по которым к ним переходит и земельный участок, на котором стоит павильон.








Из содержания обоих договоров следовало, что Мозгуновы купили в общую собственность недвижимое имущество. Однако как только после развода с мужем единоличной хозяйкой торговой точки, по решению суда, оказалась Людмила, она поняла, что стала жертвой аферы.

- После бракоразводного процесса я решила приватизировать на свое имя земельный участок, где стоял павильон и выяснила, что он не стоит на кадастровом учете! - рассказывает историю своего неприятного открытия Людмила. - Оказалось, что и сам павильон не является объектом недвижимости, а представляет собой не что иное, как самовольную, нигде не значащуюся постройку. То есть никаких разрешений на строительство Панкратов в органах власти не получал, и никаких прав на самострой, понятно, у него и быть не могло. Выяснилось, что Панкратову в 2001 году выдавался лишь ордер-разрешение на установку объекта торговли, и не более. Это означает, что ему лишь разрешили установить на тротуаре переносной бесфундаментный киоск без отвода земельного участка, но Панкратов самовольно построил магазин, не приобретя за ним никаких прав. Если бы я знала это раньше, не заплатила бы за павильон ни копейки!




Людмила уверена, что если бы Тамара Войненкова добросовестно исполнила свои обязанности по проверке законности сделки, она бы не состоялась. А потому убеждена, что бывший мент Панкратов и нотариус Войненкова находились в сговоре.

- В результате обмана я заплатила за самовольно возведенный павильон полтора миллиона рублей, баснословную для нашего города сумму, на который у продавца Панкратова не было никаких прав и которым я никак не могла распорядиться, - говорит Мозгунова.

25 июня нынешнего года Людмила обратилась в Чаплыгинский районный суд с иском к Панкратову и Войненковой о признании ничтожными предварительного и окончательного договоров купли-продажи и о признании незаконными действий нотариуса. 13 июля подала заявление в суд о наложении в качестве мер обеспечения иска арест на принадлежащие Панкратову счета в Россельхозбанке, и Сбербанке, а также на автомобили отставного офицера милиции - «Ford Transit» 2003 года, «Lexus RX300» 2001 года, «Citroen Jumper» 1997 года и отечественный «УАЗ» (суд в этом ей отказал).

- 16 июля заместитель председателя Чаплыгинского райсуда Петр Рогожников провел беседу по моему иску с участием ответчиков, - рассказывает о последующем развитии событий истица. - И хотя он настаивал на том, чтобы мы пришли к конкретным договоренностям, ответчики своей вины в случившемся не признали. А ночью этого же дня кто-то сжег фигурирующий в иске павильон. Сгорели стеллажи, холодильные шкафы, витрины, весь товар. В итоге я и мои несовершеннолетние дети потеряли единственный источник существования, и в настоящее время мы вынужденно живем на доходы моих родителей.

Перебрав все варианты, Людмила решила, что сжечь магазин могли либо Михаил Панкратов, либо ее бывший муж Дмитрий Мозгунов.

- После развода Дмитрий, обиженный решением суда, по которому я стала правообладателем павильона, заявлял, что не позволит торговать в отошедшей мне торговой точке, - говорит Людмила. - В присутствии моего сына Дмитрия он сказал, что сожжет магазин. А в июне, после того, как я направила продавцу павильона письменную претензию с требованием возврата 1,5 миллионов рублей, Дмитрий еще раз приехал ко мне. Сказал, что нанес визит по просьбе Панкратова. Панкратов, по словам моего бывшего мужа, информирует меня о том, что он ― серьезный человек, и что имеет возможности применить как юридические, так и иные способы уклонения от возврата мне денег.

О своих подозрениях относительно тех, кто мог сжечь ее магазин, Мозгунова сообщила в заявлении о совершенном в отношении нее преступлении начальнику Чаплыгинского отдела полиции Николаю Кузнецову. Однако его подчиненные, не совершив никаких следственных действий, не опросив ни заявительницу, ни подозреваемых, вынесли по заявлению Мозгуновой отказное постановление. Мол, не уверены, что это был пожог, а не, скажем, короткое замыкание. Однако 26 июля у Людмилы появился серьезный козырь ― заключение ФГБУ «Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория по Липецкой области», из которого следовало, что «наиболее вероятной причиной пожара стало возгорание горючего материала в результате теплового воздействия открытого источника огня». То есть специалисты сказали, что магазин подожгли. Теперь Мозгунова ждет, найдут ли на этот козырь сотрудники полиции свой джокер, или же в конце концов начнут искать поджигателя.




Итак, ситуация предельно ясна. Один деятель районного масштаба захотел продать «левый» магазин. Другой ― подмахнула договор, по которому покупателю досталась пустышка.


Мне захотелось узнать у руководства Липецкой областной нотариальной палаты, будет ли наказан нотариус Войненкова? И если будет, то как?

Я оказался наивным. Так, президент ЛОНП Татьяна Андреева сразу же заявила, что не будет со мной общаться. Ее коллега, председатель так называемой комиссии Правовой чести ЛОНП Ольга Левкина вначале было согласилась дать правовую оценку войненковским договорам купли-продажи, но потом резко отыграла назад. Мол, корпоративная этика не позволяет ей высказать свои суждения в адрес чаплыгинского нотариуса.

Я понял лишь одно ― из нотариусов в нас выгоняют лишь тех, кто хамит клиентам, кто портит, так сказать, имидж корпорации. А тех, кто совершает действия, которые кто-то назовет преступлениями, в корпорации оставляют. С примечанием: до соответствующего решения суда. Но, как я понял, никакого решения Чаплыгинского суда по иску Людмилы Мозгуновой к Тамаре Войненковой не будет: Михаил Панкратов, другой ответчик по данному гражданскому делу, сообщил сегодня мне, что отдаст истице 800 000 рублей и тем самым закроет все вопросы.

Пока о конкретной сумме мы не договорились, но я была бы счастлива, если все будет так, - прокомментировала ситуацию Людмила Мозгунова. - Я устала. Хочу скорее перевернуть эту страницу своей жизни.

Мне кажется, что Михаил Панкратов, успешный чаплыгинский бизнесмен, занимающийся оказанием населению ритуальных услуг, заплатит за свои грехи. Ибо в ином случае не миновать возбуждения уголовного дела в отношении нотариуса Войненковой, «опытного специалиста», как отозвалась о ней ее коллега Ольга Левкина. А этого не хочется никому.

гость (гость)
15.08.2012 16:45:13
Моя мама была инвалидом 1-йгруппы (болезнь Паркинсона) , но нотариус составила завещание от её имени в пользу одной из дочерей проживающей на Украине .
Игорь , можно ли оспорить случившееся и есть ли со стороны нотариуса нарушение закона ?
Гость (гость)
15.08.2012 17:00:05
У нас с нотариусами творится что-то невообразимое. Очень низкий профессиональный уровень у большинства. Чуть дело идёт не по накатанной колее, так сразу глаза в обмороке закатывают от незнания букв закона.
Бродяга (гость)
15.08.2012 17:28:37
Луговой, че за х..ю ты пишешь? На какой нам эта бытовуха? Нотариус тут ни при какой. Этот объект изначально не был недвижимостью, и об этом не мог не знать покупатель, с таким ордером. Любой юрист скажет, что это филькина грамота. Так что нотариус тут не виноват. А объекты временного характера у нас не запрещены к продаже, а стоимость этого китайского вагончика нотариус точно не определяет. Это не ее забота, а сторон по условиям договора. Луговой, напиши эже что-нибуть путевое. Стареешь видать... Уже студенты лучше пишут и интересней темы, чем ты.
↓ показать все комментарии